August 31st, 2020

  • anlazz

Почему надо изучать СССР. Крестьянский вопрос. Часть вторая

зерно-4Итак, как было сказано в прошлом посте, к началу ХХ столетия российское крестьянство – которое, напомню, составляло 80% населения страны – оказалось в фактической ловушке. В том смысле, что оно не могло повысить уровень производства по причине технологической отсталости, и одновременно – ликвидировать технологическую отсталость по причине низкого уровня производства. Иначе говоря, для покупки современного оборудования, семенного материала и внедрения агрономии крестьянам нужно было отдавать еще больше прибавочного продукта на данные цели – а его не было. То же самое можно сказать и про государство в целом – в том смысле, что поддержать модернизацию своей главной отрасли производства оно не имело возможности. По той простой причине, что деньги на эту модернизацию можно было брать только с самого сельского хозяйства – а оно см. выше. Именно поэтому та же «столыпинская реформа» - несмотря на все задумки – по сути провалилась. Так как обеспечение крестьян дешевыми ссудами – т.е., то, что, собственно, и должно было запустить «мотор преобразований» - оказалось более, чем недостаточным.

Отсюда вытекало, во-первых, то, что экономика страны – основанная как раз на индивидуальном крестьянском хозяйстве – была под угрозой. В том смысле, что идущая в развитых странах интенсификация с/х рано или поздно, но привела бы к падению конкурентноспособности экспортя зерна – т.е., основной статьи доходов России. Ну, а во-вторых, неизбежное в указанных условиях истощение почв – которое, впрочем, уже наступило в конце XIX века – вело к невозможности поддержания даже текущей численности населения. То есть, должен был или произойти массовый исход в города – которые, в свою очередь, просто не готовы были принять такую массу людей по причине отсутствия промышленности. (См. выше.) Либо…

* * *

Впрочем, не будет о последнем, поскольку в действительности катастрофа наступила раньше. В том смысле, что уже во время Первой Мировой войны стало понятным, что указанная система существования просто не подходит для государства, пытающегося быть субъектом в существующей мир-системе. Поскольку ее реальная мобилизационная способность находится около нуля. Да, именно так: тот самый «русский паровой каток», коего так боялись «Центральные державы», и на который возлагали такие надежды страны «Сердечного согласия», в действительности оказался «картонным драконом». Несмотря на все немыслимые человеческие и природные ресурсы, коими владела Российская Империя.

Дело в том, что в указанных условиях важными оказались не просто люди, а люди, имеющие (относительно) высокую квалификацию. Ну, или могущие ее получить при необходимости – т.е., те, кого можно назвать «индустриалами». (Рабочие, специалисты, военные и т.д.) А с ними преимущественно аграрной Российской Империи была реальная проблема. В том смысле, что «аномальная» российская система воспроизводства специалистов и так была избыточной для текущей экономики, а тут возникла «сверхпотребность» в них. Поэтому после того, как война буквально «выжрала» все более-менее квалифицированные кадры, в стране наступил жуткий их дефицит. Впрочем, в дефиците оказались, вообще, все элементы «индустриала» - от транспорта до станков – которые приходилось буквально «размазывать» по всем направлениям. В то время, как огромная масса «традиционного населения» ничем помочь не могла. (Особенно если брать «нацменов», кои стали даже не бесполезным баластом, а реальной проблемой для государства по причине снижения доступной мощи его репрессивного аппарата.)

Ну, а итог данной ситуации, в общем-то, известен. В том смысле, что большевикам – принявшим «эстафету» у рухнувшей Империи – пришлось просто все бросать, и «откатываться» глубоко в тыл. В самом прямом смысле – путем сдачи бывших имперских земель по «позорному Брестскому миру». Который в действительности был единственно возможным вариантом хоть как-то сохранить независимость в распадающемся государстве. И хотя впоследствии оказалось, что данное решение является не просто «паллиативом», а фактическим оптимумом, наилучшим из возможных в той ситуации, но все равно, приятного в указанном состоянии было мало. Поэтому очевидно, что для Советского руководства превращение государства из аграрного традиционного в индустриальное современное стала основной сверхидеей, вокруг которой строилась вся остальная деятельность.Collapse )